Атрибуция общепринятости наименованию объекта: роль прагматических особенностей ситуации

Е. Ф. Власова, А. А. Котов, Т. Н. Котова
Print Friendly, PDF & Email

Об авторах:

  • Е. Ф. Власова — студент института психологии им. Л. С. Выготского, РГГУ.
  • А. А. Котов — кандидат псисхологических наук, старший преподаватель кафедры общих закономерностей развития психики Института психологии им. Л. С. Выготского РГГУ, научный сотрудник НУГ Когнитивных исследований НИУ ВШЭ
  • Т. Н. Котова — к.пс.н., ведущий научный сотрудник лаборатории социальных компетенций и интеллекта МГППУ

Дополнительную информацию о работах научной группы А. А. Котова и Т. Н. Котовой по изучению когнитивного развития можно найти на cogdevelopment.com.

Тезисы доклада:

После 2 лет дети при усвоении новых слов могут отличать ситуации, в которых слово имеет
конвенциональное значение и разделяется другими людьми от ситуаций, в которых слово имеет личное значение для говорящего и поэтому другие люди его не знают (Diesendruck, Markson, 2001). В многочисленных исследованиях было показано, что дети для определения конвенциональности слова опираются на понимание взгляда (Henderson, Graham, 2005), на лингвистические формы высказывания (Diesendruck, 2005) и на коммуникативный контекст (Kotov, Vlasova, 2012).

Согласно нашей гипотезе дети после 3 лет могут определять конвенциональность слова не только на основе способностей к социальному познанию, но и через связь слова с особенностями употребления объекта в совместной деятельности. Те новые слова, которые употребляются в ситуации скоординированных действий с названными предметами, будут восприняты ребенком как более конвенциональные, чем те, которые употребляются без такой связи.

В нашем исследовании мы демонстрировали детям от 2 до 4 лет новые объекты, которые имели простую геометрическую форму.
Экспериментатор обозначал для ребенка настоящие (естественные) названия этих объектов (кубик, палочка и т.д.), а в процессе игры добавлял условные (например, называл шарик «курочкой»). В одном условии игра с объектами включала в себя демонстрацию функциональной связи между ними – все объекты были включены в единый сюжет, а действия, совершаемые с ними, были скоординированы. В другом условии функциональная связь между объектами в процессе игры не демонстрировалась – действия, совершаемые с объектами, не были согласованы между собой. Поиграв с ребенком, экспериментатор оставлял объекты в поле зрения ребенка, но вне пределов его досягаемости и выходил из комнаты. На его место приходил другой взрослый, еще не знакомый ребенку (ассистент экспериментатора), и, предлагая поиграть, спрашивал ребенка, что ему подать, указывая на экспериментальные объекты. Мы оценивали, какие названия объектов (естественные или условные) будут использовать дети, обращаясь ко второму взрослому, в зависимости от условий игры. Оказалось,
что в условиях без связи между объектами дети называли объекты по их форме (естественное название), а в условии с функциональной связью – с помощью условных слов. В докладе мы также представим данные о возрастных различиях.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *